Черновик Redseet

Два светила уже начали свою ежедневную гонку по небосводу. Невыносимо яркий белый Гелиос сегодня побеждал своего младшего брата. Пыль от недавно пронесшейся бури понемногу оседала на раскаленную землю. Эта буря была одной из самых долгих на моей памяти. Нам пришлось целых два дня ютиться в небольшом шатре, в который набилось шесть здоровых мужиков, да еще и каждый со своей грузотигрой. Так что нынешнее утро я встречал в приподнятом настроении, радуясь окончанию непогоды. Мы быстро свернули шатер, позавтракали холодным мясом, оседлали своих грузотигр и двинулись в путь.

Желтоватая равнина перемежалась песчаными отмелями, оставшимися от прошедшей бури. Знакомые места. Эти саванны протянулись на многие мили от самых границ Великих болот с юга, до покрытых лесами долин реки Куарчанга на севере. От непроходимых песков Туманной пустыни с запада, до мыса Кеннеди, омываемого на востоке Восточным же океаном. Вдруг Джеф, молодой парень из нашей группы и чью спину я наблюдал последние четверть часа, вдруг остановился.

Мы оказались на краю высокого, метров в десять плато, под которым расстилалась бесконечная саванна, заросшая желтой травой. И эту саванну, помимо наезженных дорог, пересекала тонкая линия железной дороги. Вот она — одна из главных транспортных артерий Титуса — Большая железная дорога. Вслед за своими спутниками я спешился со своей грузотигры и подошел к обрыву. Билл, которого за кустистую бороду и внушительную комплекцию называли "Монти", в честь огромных шерстяных ящеров с Эйриса, присел на колено, достал треснувший бинокль и направил его в сторону железки.

— Еще четверть часа, — сказал Билл. — Вижу холм, о котором ты говорил, Джо.
— Вовремя, — ответил Железный Джо, лидер всего предприятия. Он достал из нагрудного кармана своего жилета часы и что-то прошептал.

Про Джо стоит рассказать отдельно. Когда-то породистый аристократ благородных манер, он потерял все свое имущество во время первой Затяжной войны, когда аванпост имени королевы Елизаветы понес серьезные разрушения, а затем был аннексирован Халибским султанатом после долгой осады. Джо принимал участие в обороне своего аванпоста, уничтожил десяток вражеских кавалеристов. Однако аванпост не устоял, оставшиеся в живых защитники были взяты в плен, где Джо и провел три сложных года, работая на прокладке железнодорожных путей, где за несгибаемую волю получил прозвище "Железный Джо". К тому времени Халиф Джамалат, развязавший войну скончался от чахотки, а на смену ему пришел его сын Халиф Джумбулат, который объявил амнистию для всех защитников Елизаветинского аванпоста. В качестве жеста доброй воли он выдал каждому пленнику по заплечному мешку провизии и по большой фляге, с которыми он отпустил их на все четыре стороны.

После амнистии Железный Джо мотался по различным аванпостам, перебиваясь мелкой работенкой, вроде караванщика или наемного стрелка, пока однажды не вышел на нашего Билла Монти, который к тому времени уже сколотил свою банду, промышляющую грабежом караванов и поездов. Джо быстро заслужил доверие членов банды и прослыл прекрасным стратегом и великолепным стрелком. Спустя два года банда разрослась до двадцати человек превосходных стрелков, после чего Билл объявил Железного Джо главным мозговым центром банды Наглецов. По факту он передал Джо управление операциями и финансами банды, а сам занялся управлением ребятами и подбором новичков.

Я же присоединился к банде спустя два года после Джо. На тот момент я успел отслужить на флоте, где в течение трёх лет драил палубу и тянул канаты, благодаря чему даже сам запах соленого моря вызывал у меня чувство ненависти. Именно поэтому я не стал дожидаться отправления своего корабля к родным берегам Эйриса, а остался в торговом аванпосте "Ватерпруф", где пытался любыми путями заработать деньжат, в чем не слишком преуспел. Это вытолкнуло меня на скользкую дорожку бандитизма. Сначала я промышлял провозом на территорию аванпоста всевозможных нелегальных предметов, начиная с наркотиков, заканчивая оружием. А затем я встретил Билла Монти, который заметил моё крепкое телосложение и предложил место в банде. Так я и присоединился к Наглецам. Поначалу я все больше помогал своим товарищам в вопросах рэкета местных торговцев, но после того как местная полиция во главе с шерифом объявили на нас охоту, мы ушли на вольные хлеба и, сбежав за территорию "Ватерпруф", принялись за ограбления поездов и караванов.

За два года мы совершили более двух десятков налетов на караваны и восемь раз грабили поезда. Чаще всего в ходе перестрелок охрана караванов несла потери, однако убивали мы достаточно редко. Железный Джо не любил бессмысленного кровопролития, поэтому иногда мы даже перевязывали раненых нами караванщиков, прежде чем сделать ноги. Ограбления поездов были гораздо сложнее. Джо категорически запретил повреждать железнодорожное полотно, ибо про нас и так ходило множество слухов, а настраивать против себя весь цивилизованный мир было до крайней степени глупо. Поэтому поезда приходилось брать по-старинке — при помощи абордажа. Из восьми раз, поезд удавалось взять лишь трижды — вагоны обычно доверху забиты охраной. Два раза нам удавалось отцепить последний вагон, а один раз мы, работая по заказу старого знакомого Билла, освободили дюжину заключенных, которых перевозили в Эмбер для работ на шахтах. С этого дня к нам и примкнул молодой Джеф, которому с подачи Билла было выдано прозвище "Мелкий".

— Собрались! — Прокричал Билл, поднимаясь с колена.

Я взгромоздился на свою грузотигру, похлопал себя по карману и нащупал портсигар. Осталось всего две сигареты. Буду надеяться, что в поезде найдется еще, ибо остаться без курева еще на пару месяцев совсем не хотелось. Все еще висевшая в воздухе пыль начала набиваться в нос, отчего пришлось натянуть маску до самых глаз.

До железки оставалось не более сотни ярдов, когда Билл свернул правее и на меня упала тень раскидистого дерева. Как и предполагалось, небольшой холм, с растущими на нем песочно-желтыми деревьями полностью скрыл нашу группу от возможных наблюдателей со стороны железной дороги.

— Не курить! — Прикрикнул Билл на доставшего портсигар Джефа. — Не хватало нам еще раньше времени себя выдать.

Джеф кивнул и спрятал портсигар. Я стянул с глаз очки и похлопал по шее свою грузотигру.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License